«Я наконец смогла ответить отцу, который меня изнасиловал»

Марине 34 года. В детстве она пережила тяжелейшую травму: отец приставал к ней. Рассказать об инцесте она долгое время не решалась. Но все же выбраться из кошмара, в котором она оказалась, смогла.

«Я наконец смогла ответить отцу, который меня изнасиловал»

Отец стал приставать, когда мне было двенадцать. Это длилось полгода или год, я не помню точно. Зато я слишком хорошо помню, что именно делал со мной отец. Хотя это я предпочла бы совсем забыть, вычеркнуть из памяти. Чтобы не вздрагивать от ужаса каждый раз, когда оказываюсь в постели с мужчиной.

Но все пережитое до сих пор со мной. И его скользкие прикосновения, и то, как он хватал меня за грудь, засовывал руку в трусы, доводя до оргазма. И уходил. А потом я слышала из-за стены звуки их секса с матерью и пыталась от них отгородиться, включая плеер на полную громкость. И главное тоже помню: мне хотелось этой близости, я искала внимания отца, я старалась изо всех сил его заслужить.

До сих пор не понимаю, почему никто не догадался, что со мной происходит. Мать больше занималась младшим братом, и к тому же она была на отце просто помешана. Я так и не сказала ей. Я была обычным подростком. Чуть более замкнутой, чуть более прыщавой, но в целом — такой же несчастной, агрессивной и ранимой девочкой, как и все остальные.

Чтобы что-то изменить, нужно порвать пелену тишины, молчания. Но тогда я чувствовала только стыд и страх

В первый раз о том, что со мной происходит, я рассказала школьной подруге. Она была лесбиянкой, то есть тоже не вполне нормальной, а значит, должна была меня понять — такая, наверное, у меня тогда была логика. Подруга успокоила как могла: «Ну не со зла же он, наверное. В меня вот мать табуреткой кидается, но я-то знаю, что любя».

После этого я несколько лет никому ничего не рассказывала. Просто не знала, как об этом сказать. Сейчас понимаю, что это было ошибкой. Чтобы что-то изменить, нужно порвать пелену тишины, молчания. Но тогда я чувствовала только стыд и страх. Мне очень хотелось, чтобы ничего этого не было, хотелось почувствовать себя нормальным человеком: таким же, как все. И я делала вид, что все в порядке.

Читай продолжение на следующей странице