В период самоизоляции мы с мужем чуть не разошлись, но сложности исчезли вместе с необходимостью сидеть дома

После того как я попала в принудительную изоляцию, я стала одержима принятием ванны. Я наливала воду, она была болезненно горячей, и погружалась в нее с хорошей книгой и любимым напитком на опущенной крышке унитаза. Это была не просто возможность выпить в обычно неподходящее для этого время. Я начала наслаждаться ванной, потому что это единственное место в моей крошечной квартирке, где есть замок, что сделало эти несколько квадратных метров более ценными.

Времена до пандемии коронавируса

До пандемии непрерывное общение с моим мужем было драгоценно именно из-за его нехватки. Когда наши дневники были забиты планами, то свободные выходные считались настоящим глотком свежего воздуха и тратились на долгие совместные беседы, просмотры сериалов и стопки блинов по воскресеньям. И когда самоизоляция только началась, мне казалось, что так будет все эти дни. Но я ошибалась.

В период самоизоляции мы с мужем чуть не разошлись, но сложности исчезли вместе с необходимостью сидеть дома

Суровая реальность

Через несколько недель стало ясно, что карантин не будет безграничным счастьем и безоблачным временем с любимым. Мой доход резко сократился почти в мгновение ока, а через несколько дней я потеряла близкого родственника. Горе и страх возникли между нами и обратили внимания на проблемы, которые раньше в наших отношениях легко игнорировались. Незначительные раздражения превратились в экзистенциальный кризис, разногласия — в непоправимые трещины, и одна яркая ссора поставила нас на грань разрыва. Это было время, когда мы оба, возможно, предпочли бы отдохнуть друг от друга, но из-за карантина нам больше некуда было идти.

Напряжение, которое пронизывало три комнаты, которые мы делили, сильно отличалось от той легкой близости, к которой мы привыкли. До наших отношений мы были лучшими друзьями в течение десяти лет после встречи на курсах английского языка и обмена номерами на старых «Нокиа», когда учитель отвлекся. Тогда не было никакой романтики, а была такая дружба, которая возникает из-за процесса взросления рядом друг с другом. К тому времени, когда мы, наконец, поняли, что между нами может быть что-то еще, я провела большую часть своих лучших лет в череде недолговечных отношений, встречалась с ужасными парнями и потом долго жаловалась ему на жизнь. У меня появилась неприязнь к приложениям для знакомств, в которых я провела семь лет. Для меня любовь была бинарной. Я стремилась к идеальным отношениям, которым не могло соответствовать ни одно из моих свиданий в «Тиндере», и все больше разочаровывалась, поскольку каждый начинающийся роман, на который я очень надеялась, оказывался сплошным кошмаром.

Читай продолжение на следующей странице